Аксиология постсоветского культурного пространства (имиджи территорий и мест)

Дата: 22.12.2009 г. Автор: Вешнинский Юрий Григорьевич
]]>Печать]]> E-mail
(0 Голосов)

Поскольку имидж любого объекта складывается из той или иной комбинации присущих или не присущих ему в общественном мнении ценностей, возникает необходимость в создании достаточно подробной типологии ценностей. Автором создана оригинальная типология ценностей, причем каждый из предложенных автором типов ценностей имеет очевидный пространственный аспект или «срез». По мнению автора, могут быть выделены 13 типов ценностей, которые, при всей своей взаимосвязанности, могут быть, с достаточной степенью условности, подразделены на:

  1. Государственно-политические, военно-силовые, гражданско-правовые ценности (сила, безопасность, справедливость, законность и т.д.).
  2. Исторические ценности (всё то, что олицетворяет и символизирует «связь времён», культурную и историческую память, преемственность традиций, место человека, той или иной социальной общности в ряду поколений и т.д.).
  3. «Коммунитарные» ценности (ценности саморастворения в коллективе или общине).
  4. «Натуральные» или природные ценности, связываемые обычно с экологией (чистый воздух, чистая вода, здоровье и долголетие населения и т.д.).
  5. Научно-когнитивные ценности (знания и образовательно-квалификационное «качество населения», а также инфраструктура получения, хранения, и распространения знаний: системы образования, библиотеки, базы данных, СМИ, Интернет и т.д.).
  6. Персоналистские ценности (ценности личностной самореализации).
  7. Религиозно-конфессиональные ценности (религиозно-конфессиональные этические нормы, символы, священные тексты, обряды, а также храмы, предметы, связанные с культом, богослужебная музыка, богослужебное пение, религиозная живопись и т.д.).
  8. Социально-стратификационные ценности (в оппозициях: «аристократизм» – «народность» или, в ином контексте, «аристократизм» – «мещанство», «элитарность» – «массовость», «интеллигентность» – «хамство», «буржуазное» – «пролетарское», или, самое нам родное, «начальство» – «подчинённые» и т.д.).
  9. Художественно-эстетические ценности как таковые.
  10. Ценности урбанистических локально-территориальных сообществ («душа Петербурга», «дух Арбата» и т.д.).
  11. Экономические ценности (хозяйственные навыки, а также предметно-вещная среда, сырьевые ресурсы, золотой запас и т.д., т.е. наследие как богатство в буквальном, узком смысле слова).
  12. Этические ценности как таковые.
  13. Этнические ценности (язык, фольклор, обычаи, доминирующие формы ментальности, приписываемые этносам общественным мнением свойства («французский шарм», «немецкая аккуратность», «русская широта» и т.д.)

Хочется сразу оговориться, что приведённая типология ценностей не рассматривается как исчерпывающая. Это именно опыт типологии, который рассматривается автором как допускающий дополнения и уточнения и как приглашение к соответствующей дискуссии.

Приступая к изложению методики проводившихся автором в 1978–2001 гг. анкетных опросов 1553-х респондентов (преимущественно москвичей) следует указать, что им задавались вопросы о самых красивых и самых некрасивых городах, жилых районах, зданиях и архитектурных ансамблях на территории бывшего СССР.

Каждому упоминанию того или иного города (жилого района, здания, архитектурного ансамбля) в позитивном контексте (т.е. в качестве красивого) присваивался коэффициент «+1». Каждому упоминанию того или иного города (жилого района, здания, архитектурного ансамбля) в негативном контексте (т.е. в качестве некрасивого) присваивался коэффициент «-1». Затем выводились среднеарифметические баллы сначала по каждому городу, затем по каждому региону путем суммирования среднеарифметических баллов расположенных на их территориях городов (жилых районов, зданий, архитектурных ансамблей и т.д.), а затем и по каждой стране, результатом чего и явились представляемые на рассмотрение присутствующих рейтинговые таблицы-шкалы и выполненные на их основе оценочные карты.

Таблицы и карты свидетельствуют о высокой корреляции между распределением в постсоветском культурном пространстве художественно-эстетических и «натуральных» ценностей (высоко оценивается эстетическая привлекательность урбанистически-средовых образцов, расположенных в курортных регионах и очень низко – расположенных в регионах сосредоточения экологически «грязной» промышленности).

Кроме того, таблицы и карты наглядно подтверждают убеждение автора в том, что художественно-эстетическая культура россиян (по крайней мере в городах и, в особенности, – в крупнейших культурных центрах) носит сегодня, если можно так выразиться, «необратимо европейский» (и даже европоцентрический) характер. Тот достаточно очевидный факт, что современная российская хозяйственная, политическая или, допустим, правовая культура носят, мягко выражаясь, несколько менее европейский характер, этому, по мнению автора, не противоречит в силу относительной автономности художественно-эстетической культуры.

Европоцентрический характер, в частности, урбанистически-средовых «симпатий» современных российских (особенно столичных) горожан, эмпирическим выражением которого является, с одной стороны, их наиболее высокая эстетическая оценка урбанистически-средовых эталонов, обладающих наиболее ярко выраженным «западным» обликом и расположенных прежде всего по северо-западному азимуту постсоветского культурного пространства (в первую очередь это относится к Санкт-Петербургу с «ожерельем» его пригородных дворцово-парковых ансамблей и к городам стран Балтии с их готическими и барочными силуэтами и черепичными крышами: Таллину, Риге, Вильнюсу и т.д.), а с другой стороны, их достаточно прохладное отношение к «восточному колориту» в его урбанистически-средовом выражении (и в частности, ко всему юго-восточному азимуту постсоветского культурного пространства) свидетельствуют об их самоидентификации в этой сфере именно с миром западной, европейской культуры.

Особенно бросается в глаза неожиданное по своей яркой выраженности сближение в оценках респондентов художественно-эстетических ценностей с религиозно-конфессиональными при взгляде на оценочную карту культурного пространства бывшего советского Закавказья (или, как теперь принято политкорректно выражаться, Южного Кавказа). Наиболее эстетически привлекательными для российских (в основном – московских) респондентов оказались урбанистически-средовые образцы православной Грузии (без официально упразднённых, реально ставших почти суверенными государствами автономий), существенно менее эстетически привлекательны урбанистически-средовые образцы христианской, но не православной Армении и поликонфессиональной Абхазии, и, наконец, явно эстетически непривлекательными оказались урбанистически-средовые образцы мусульманских Азербайджана и даже Аджарии.

Вешнинский Ю.Г. Аксиология постсоветского культурного пространства (имиджи территорий и мест)
(Доклад на круглом столе «Имидж Москвы – имидж российской столицы» 28 февраля 2004 года).

www.academim.org

Об авторе:
Юрий Григорьевич Вешнинский – член-корреспондент Академии имиджелогии. 



Ваше мнение

Что для вас имидж?

портал ci-journal.ru