Социально-психологический подход к проблеме кодирования экспрессии в общении

Дата: 08.12.2009 г. Автор: Лабунская Вера Александровна
]]>Печать]]> E-mail
(0 Голосов)

Всё чаще в публикациях отечественных и зарубежных авторов высказывается мысль о том, что экспрессия формирует человека, создает его образ и внутреннюю структуру, что она типизирует его, отражает не только историю формирования, социализации конкретного индивида, но и общности, к которой он принадлежит. Несмотря на такого рода утверждения, до сих пор проблема создания экспрессивных кодов в различных социальных контекстах остается на периферии научных интересов отечественных социальных психологов. Они по-прежнему основное внимание уделяют процессу интерпретации, распознания экспрессивного поведения и в значительно меньшей степени проблеме моделирования, кодирования экспрессии. В соответствии со сложившейся традицией не разрабатывается проблема соотношения процессов кодирования и интерпретации у различных субъектов общения. Поэтому остаётся малоизученным вопрос о взаимосвязи умений, способностей кодировать и интерпретировать экспрессию, вопрос об обусловленности этих процессов социально-психологическими, личностными особенностями субъектов, принадлежащих к определённым социальным группам. Цель настоящего сообщения заключается в том, чтобы рассмотреть проблему кодирования экспрессии с позиций социокультурной психологии.

В процессе создания теоретического конструкта экспрессивного кода и кодирования мы обращались к поиску ответа как на традиционные вопросы психологии экспрессивного поведения, так и на те, которые появлялись по ходу наших размышлений. Традиционным считается вопрос об особенностях кодирования экспрессии. В ряде наших публикаций были описаны основные характеристики экспрессии человека, его невербального поведения. В процессе анализа и обобщения этих характеристик мы неоднократно обращали внимание на то, что направления интерпретации, понимания самой экспрессии, невербального поведения оказывают существенное влияние на представления о том, что есть экспрессивный код. Кроме этого существуют значительные разночтения и несовпадения не только в классификациях знаков, но и в определении основных понятий: знака, значения, смысла, символа. Далее, несмотря на то, что проблема соотношения знака, значения, смысла, объективной и субъективной природы знака решается на протяжении всей истории семиотики, она остаётся по-прежнему остро дискуссионной. Главный вопрос данной дискуссии - это вопрос по поводу степени зависимости природы знака от психики человека, от социально-психологических условий его существования. Ответы на этот вопрос делят исследователей невербальной коммуникации на несколько групп, крайнюю позицию среди которых занимают те, которые настаивают на «объективной» природе знака и те, которые пытаются любую коммуникативную ситуацию рассматривать как некую знаковую систему и видеть в качестве знака буквально всё, что окружает коммуникантов, если это «всё» имеет для них смысл, значение и отсылает к какому-то предмету, явлению, объекту и т.д. Иными словами, если человек сознательно использует какой-то объект в качестве знака, то он им становится в конкретной коммуникативной ситуации. Оказывается, что знак не имеет объективных значений, а подчиняется некому ситуативному контексту, мотивам, интерпретационным возможностям участников взаимодействия.

Наряду с таким подходом к невербальной коммуникации, как самостоятельной знаковой системе, имеются другие солидные работы, в которых прописаны ограничения в использовании понятия знак в связи с невербальным, экспрессивным поведением человека. Эти работы принадлежат к такому направлению, как «невербальная семиотика», включающему учение о жестовых знаках и жестовом поведении. В рамках данного подхода обсуждаются невербальный стиль поведения, «линия поведения», определяемые как стратегия и конкретный набор невербальных кодов (актов). Они выражают позицию, отношения, чувства участников взаимодействия. Ссылаясь на исследования Г.Е.Крейдлина, мы хотим подчеркнуть, что кодирование экспрессии, например, состоянии, отношении - это одно из правил невербального выражения себя в общении, это невербальная концептуализация переживаемых чувств в рамках определённых правил.

Такая трактовка процесса кодирования только наполовину отражает позицию автора сообщения. Эта часть представлений об экспрессивном коде базируется на идеях невербальной семиотики, где чётко определены критерии отнесения жестов любого типа к знакам, в частности, постоянно подчеркивается, что они должны замещать, представлять, указывать на что-то, репрезентировать. Но стандартный подход к знакам, кодам, по мнению В.Канке, обладает несомненными слабостями. Он считает, что одним из уязвимых моментов в таком подходе к знакам является то, что здесь незначительно учитывается роль актанта, человека интерпретирующего и действующего. «Кроме значения знак имеет смысл, а он выбирается интерпретатором». «Простой подход» (без интерпретирующей стороны) отразился на трактовках экспрессивного кода.

Попытки ограничить активность субъекта как в процессе создания кода, так и его интерпретации является одной из задач традиционной семиотики. Наряду с ней существует семиология, изучающая функционирование знаков в общественной жизни. В рамках семиологии рассматриваются феномены коммуникации. Они, в свою очередь, определяются как сообщение, построенное на основе конвенциальных кодов или знаковых систем. В этом направлении мы в дальнейшем будем рассматривать феномен кодирования экспрессии. Он представляет из себя один из коммуникативных феноменов, является в своём конечном результате «построенным сообщением», в качестве базы для строительства выступают экспрессивные коды и системы знаков. Кроме этого кодирование экспрессии отличает ряд признаков: целенаправленность, преднамеренность, соответствие культурным, коммуникативным нормам. Последнее требование превращается в набор неких правил невербального выражения, указывает на зависимость экспрессивного кода от возраста, пола, от контекста общения, от социального статуса и положения, от отношения партнеров. Поэтому успешное кодирование экспрессии предполагает не только формирование навыков целенаправленной и преднамеренной передачи состояний партнеру, но и формирование умений изменять структуру кода, в соответствии с правилами невербального выражения, включающими различные переменные контекста, ситуации общения, придающие экспрессивным кодам некую специфичность. Именно по этой причине коды экспрессии, например, одних и тех же состояний, могут различаться у субъектов общения, по той же причине они с различной успешностью будут «строить сообщение», т.е. кодировать экспрессию.

Из сказанного следует, что кодирование экспрессии состояний, отношений опирается на ряд способностей, умений, навыков, уровень развития которых во многом зависит от социализации субъектов общения, от условий становления их личности, от тех конкретных задач общения, которые им приходилось решать, иными словами, от их опыта и степени осознанности результатов данного процесса.

Мы уже отмечали характерные особенности процесса кодирования. Все эти характеристики предполагают, что субъект кодирования подходит к данному процессу осознанно. Однако вопрос о том, какие моменты в процессе кодирования экспрессии состояний, отношений осознаются субъектом общения, все ли демонстрируемые совокупности движений, предъявляемых в коммуникативном акте, контролируются, остаётся дискуссионным. Из ряда работ, к выводам которых мы присоединяемся, следует, что для моделирования экспрессивного поведения необходимо знать о чувствах партнера, о типе социальной ситуации, о том насколько значим собеседник в контексте достижения поставленных целей, о нормах выражения. Кроме перечисленных требований обращается внимание на такую переменную, как особенности переживания прошлого опыта общения с тем человеком, которому адресуется код.

Таким образом, оказывается, что процесс кодирования экспрессии состояний, отношений, интенций включает анализ не только различных переменных ситуации общения, но и степень значимости партнёров друг для друга, рефлексию прошлого опыта общения с ним, осмысление типа ситуации. Иными словами, кодирование экспрессии требует не только соответствия культурным, конвенциальным нормам, но и ряду социально-психологических норм, выработанных в определённых типах ситуаций общения (например, в педагогическом, политическом, управленческом, межличностном и т.д. общении), во взаимодействии с конкретным человеком. Поэтому, ещё раз повторим, успешное кодирование экспрессии предполагает не только формирование навыков целенаправленной и преднамеренной передачи состояний партнёру, но и формирование умений осознанно, осмысленно изменять структуру кода в соответствии с различными переменными контекста, ситуации общения. Именно они направляют не только поиск значения наблюдаемого экспрессивного кода, но и придают ему смыслы, отражающие отношения партнеров, их установки, интенции не только к другому, но к самому себе, ко всей ситуации общения.

Вопрос, повторяем, заключается в том, насколько осознанно в процессе кодирования партнёры следуют этим условиям и правилам, насколько осознанно они выстраивают сообщение, экспрессивный код, в какой степени они стремятся передать не только социальные значения экспрессивного кода, но и более «тонкие» его смыслы. Ответ на этот вопрос не может быть однозначным, но он содержит утверждение, что элементы экспрессивного поведения, экспрессии могут сознательно выбираться с целью «построения сообщения», кодирования. В то же время в структуре кода всегда будут находиться элементы, степень осознания которых заметно различается, смысл и значение которых не ясны не только субъекту кодирования, но и интерпретатору.

Исходя из этих выводов, следует, на наш взгляд, обратить внимание не только на формирование умений осознанно, осмысленно изменять структуру кода в соответствии с различными переменными контекста, ситуации общения, но и на те социально-психологические, личностные особенности партнёров по общению, которые могут влиять на успешность этого процесса, на степень его осмысленности.

Выбранный нами подход к трактовке экспрессивного кода в контексте социальной психологии определяет отношение к проблеме интерпретации экспрессивных кодов состояний, отношений и т.д. Вариант решения данной проблемы представлен в ряде наших работ. В данном сообщении мы хотели бы ещё раз подчеркнуть, что интерпретация экспрессивного, невербального поведения является творческим, мыслительным процессом, направленным на выявление и реконструкцию его не всегда очевидных психологических смыслов и значений, на установление связей между ним и психологическими, социально- психологическими характеристиками личности и группы. Данное определение интерпретации применительно и к таким формам невербального поведения, как коды экспрессии, например, эмоциональных состояний. Понятие «интерпретация кодов экспрессии состояний» отражает наше представление о процессе кодирования и его результатах – кодах, которые всегда обладают свойством специфичности и кроме поля значений имеют смысловое пространство, порожденное социально-психологическим контекстом общения.

Лабунская В.А. Социально-психологический подход к пробеме кодирования экспрессии в общении//
Материалы международной конференции «Психология общения: социокультурный анализ»
30 октября –
1 ноября 2003 г. – Ростов-на-Дону, 2003. – С.212-214,
www.academim.org

Об авторе:
Вера Александровна Лабунская – зав.кафедрой социальной психологии Ростовского государственного университета (РГУ), доктор психологических наук, профессор. Академик Академии имиджелогии, член-корреспондент Международной Академии психологических наук. Автор более 100 научных трудов, в том числе «Невербальное поведение», «Психология экспрессивного поведения», «Экспрессия личности: феномены общения и межличностного познания».



Ваше мнение

Что для вас имидж?

портал ci-journal.ru